мат и новоязы

nvpnhcknn 24.08.2006

Меня раздражают длинные (больше килобайта) тексты, написанные сплошь матом, или падонкаффским новайазом, или в овой арфаграфеяхве, или на йожынамъ норэччии. Мне не нравится читать такое, как не нравится жрать соль, перец или горчицу ложками. Мне это невкусно.

Ну, с матом всё понятно: тексты на нём бедны как лексически, так и стилистически — из слов используется в основном вариации на тему трёх с половиной корней, их экспрессия быстро и полностью исчезает, и через пару страниц текст становится серым и скучным, как заношенная портянка. (Если вам нужна иллюстрация такого изменения восприятия, то возьмите подходящий текст и замените все нужные корни на что-нибудь совершенно невинное — но только так, чтобы не получилось излюбленного приёма современных юмористов, когда они говорят "раковина проржавела", а слушатели понимают это как "пизда сгнила" и хохочут до слёз над разницей между прямым, обыденным смыслом фразы и подразумеваемой пошлостью. Заменили? Ну и каковы вам все эти "накомпьютера докомпьютера накомпьютерили? раскомпьютеривайте всю эту компьютерню накомпьютер!"?)

Тексты на новоязе, зачастую довольно разнообразные лексически, cтилистически тоже нищи, что приближает их к текстам, написанным сплошным матом. Собственно, вся прелесть коверкающих орфографию новоязов в том, что применяемые в них искажения правописания обладают экспрессией, сравнимой с экспрессией мата и потому позволяющей передавать очень сильные эмоции. Я даже осмелюсь сказать, что падонкофский новояз это реакция русского языка на снижение экспрессии мата: формы "ахуеть" или "ниибацо" даже сейчас воспринимаются более мощными, чем оригиналы. Провокативный кащенитский новояз тоже направлен на вызывание у читателя бурных чувств — раздражения, злобы, ненависти... Про йожиный и говорить нечего. Таким образом, все эти новоязы — феномен в первую очередь стилистический. При этом оригинальных стилистических приёмов (приёмов коверканья слов) в них весьма мало, и в больших количествах они тоже приедаются, тоже теряют всю свою экспрессию, отчего текст уже не брызжет эмоциями, а становится всё той же серой портянкой и даже хуже, потому что новояз без экспрессии воспринимается как неуважение к читателю, который вынужден продираться к смыслу через чудовищные искажения слов.

Апологеты новояза могут возразить, что к новоязу нужно просто привыкнуть — тогда-де его просто не замечаешь и читаешь тексты на нём без особых проблем. Это, в общем-то, верно, но спрашивается: зачем же в таком случае нужен новояз, если он не обращает на себя внимания?

Самый простой ответ, который приходит в голову, такой: новояз позволяет автору не быть собой, позволяет скрыть своё "я" за определённой маской, став неотличимым от других. Это слишком легко: прибегающий к помощи новояза не создаёт себе новую личность, он берёт уже готовый шаблон и сливается с толпой. Он утрачивает индивидуальность и становится одним из многих — одним из падонков, одним из кащенитов. Поэтому новояз вполне можно назвать лингвистическим фашизмом. Впрочем, как ещё назвать ситуацию, когда все абсолютно одинаковые и не любят чужаков? Причём новояз тут выступает двояко: и как тоталитарный дискурс, и как набор шибболетов для определения "свой/чужой" (ну например: вот этот пишет "афтар" вместо "автор", он падонак; тот — "пейсатель" вместо "писатель": кащенит).

P.S.
Йожынаэ норэччиэ в сетевых новоязах стоит немного особняком. Во-первых, оно при всей своей простоте почему-то поддаётся далеко не всем, так что всегда можно определить, причём именно по характеру искажений слов, когда пишет Йож, а когда — кто-то из эпигонов (исключая, разве что, Йожонка и Йорша). Во-вторых, даже в исполнении Йожа оно куда больше напоминает довольно бессмысленное "зашумливание" текста, чем поиски новых выразительных средств.

К оглавлению раздела :: К главной странице сайта

Отзывы о хостинг-провайдере unihost на http://tophosting.center/unihost.
Яндекс цитирования